Добро пожаловать на сайт "КОЛЛЕКЦИЯ ERROR"! Здесь изучают и систематизируют "брак" и "ошибки" во многих областях коллекционирования.
Сайт, где брак на бонах и монетах приветствуется и систематизируется
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела
ERROR бонистика [15]
Материалы по эррористике Боны с браком и ошибками. ERROR бонистика
Фальшивомонетничество [51]
Статьи о истории фальшивомонетничества, о великих фальшивомонетчиках и т.п
Знаменитые фальшивомонетчики [19]
Биографические очерки о знаменитых фальшивомонетчиках.
Занимательная бонистика [80]
Статьи по бонстике.
Курьезная бонистика [15]
Смешно и курьезно о бонистике и вокруг неё.
Нумизматика [38]
Статьи по нумизматике.
ERROR нумизматика [16]
Материалы по эррористике. Монеты с браком. ERROR нумизматика.

Форма входа

Site Translator

Печать страницы

Поиск

Тэги сайта

Мы вКонтакте

Посетители

Статистика
Яндекс цитирования Клуб Нумизмат | TOP 100
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 23.09.2017, 14:19

Главная » Статьи » Фальшивомонетничество

Фальшивомонетничество «а ля рюс»

      Обращение к истории денежного обращения в России дает возможность увидеть, что извечное противостояние государства и фальшивомонетчиков заставляло правительственные структуры постоянно заботиться о развитии печатного производства и внедрять самые современные технологии. А это, без сомнения, способствовало улучшению качества, внешнего вида и защищенности российских бумажных денежных знаков.

Основой наличной денежной системы в России до начала XVIII в. были монеты. Но в ходе проведения Петром I реформ началось бурное развитие экономики, торговли, и в денежных расчетах, если речь заходила о больших суммах наличных денег, начали возникать сложности. Даже представить трудно, например, что медные монеты, на сумму в 1000 руб. весили более 65 пудов(1040 кг.)! И купцы, переезжая из города в город по торговым делам, вынуждены были иметь в обозе несколько телег, груженных мешками с монетами.

16 мая 1729 г. вышел в свет первый российский вексельный устав, а 21 июля 1758 г. по указу императрицы Елизаветы в обеих столицах были учреждены банковские конторы вексельного производства. 18 декабря 1759 г. согласно Высочайшему манифесту за поставленный в казну провиант было решено выдавать подрядчикам вместо наличных денег печатные указы. Таким образом, можно считать печатные указы и векселя предшественниками русских бумажных денег.

В 1768 г. генерал-губернатор Новгородский, Тверской и Псковский граф К.Е. Сиверс, немало лет проживший в Европе и досконально изучивший систему работы тамошних банков и организацию денежного обращения, подал Екатерине II записку, в которой доказывал необходимость и пользу введения в России бумажных денежных знаков. По поручению Екатерины II генерал-прокурор князь А.А. Вяземский, управляющий финансовыми делами государства, подготовил подробный план выпуска бумажных денег. На основании его предложений 29 декабря 1768 г. издан Высочайший манифест, объявлявший о выпуске в массовое обращение ассигнаций – первых русских бумажных денег.

Первые ассигнации, выпускавшиеся с 1769 по 1785 гг. достоинством в 25, 50, 75 и 100 руб., были односторонними, печатались на плотной белой бумаге с локальным водяным знаком. Бумага вырабатывалась на Красносельской мануфактуре в Санкт-Петербурге. Водяные знаки на ассигнациях представляли собой внутренние («просвечивающиеся») прописи: вверху - «ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСТВУ», внизу - «ДЕЙСТВУЕТ К ПОЛЬЗЕ ОНАГО», по бокам - «ГОСУДАРСТВЕННАЯ КАЗНА». По углам водяного знака размещались гербы четырех российских царств - Астраханского, Московского, Казанского и Сибирского. Текст и рамка печатались черной краской типографским способом со стереотипов. Как способ защиты от подделки денежных знаков были применены рельефные тисненые бескрасочные изображения, помещенные внутри двух вертикальных медальонов в центре банкноты. Четыре подписи должностных лиц ставились вручную чернилами. В 1769-1774 гг. ассигнации печатались с порядковым номером билета, а с 1774 г. номер на ассигнации начали дублировать трижды (один раз - вверху ассигнации, два раза - внизу).

Ассигнации разных номиналов имели одинаковые размеры и отличались только нарицательной стоимостью, обозначенной на них цифрами и словами. Эту «недоработку» немедленно использовали в своих целях фальшивомонетчики. На 25-рублевом билете (путем подчисток, перегравировки текста и цифр) они надпись «двадцать» переделывали в «семьдесят», а цифру «2» заменяли цифрой «7». Распространение таким образом «изготовленных» фальшивок заставило правительство в 1772 г. прекратить выпуск ассигнаций в 75 руб. С 1780 г. был запрещен ввоз и вывоз ассигнаций за границу, ввиду того, что и из-за границы поступало большое количество подделок разных номиналов. Например, в 1783 г. были арестованы графы А. и М. Зановичи, обвиненные в доставке из-за границы фальшивых ассигнаций на сумму в 77500 руб.

Все эти факты заставили царское правительство предпринимать срочные меры по изготовлению бумажных денежных знаков с более высокой степенью защиты. Для изготовления денежной бумаги в 1785 г. в Царском Селе была открыта новая бумажная мануфактура. (Илл.1). Новые ассигнации, выпущенные в 1786 г., были напечатаны на бумаге улучшенного качества с усложненными водяными знаками. Вверху - «ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСТВУ», внизу - «ДЕЙСТВУЕТ К ПОЛЬЗЕ ОНАГО», слева - «ГОСУДАРСТВЕННАЯ КАЗНА», справа- номинал). Кроме купюр в 25, 50 и 100 руб. стали выпускать ассигнации в 10 руб., которые печатались на красной бумаге, и в 5 руб.— печатавшиеся на синей бумаге. Отсюда, надо полагать, и берут начало народные названия этих банкнот, закрепившиеся в русском языке на многие столетия: ассигнация в 10 руб.— «красненькая»; ассигнация в 5 руб.- «синенькая». Для удобства распознавания ассигнаций крупных номиналов неграмотными людьми у них при печати срезали углы, но в разных комбинациях. 25-рублевая имела все срезанные углы, 50-рублевая - верхний левый и нижний правый,100-рублевая - без срезанных углов. (Илл.2).

Выпуск в обращение новых ассигнаций образца 1786 г., как средства «к воспрепятствованию впредь подлога государственных ассигнаций», не смог остановить фальшивомонетчиков и предотвратить появление новых подделок. Как свидетельствуют архивы, одним из «первопроходцев» на стезе подделки бумажных денег нового образца оказался лейб-гвардии конного полка корнет Сумароков. Он рисовал ассигнации тушью и до поимки успел «изготовить» их несколько штук на 500 руб. Двое его подельников, вахмистры Куницкий и Ромберг, занимались сбытом подделок.

Несложно предположить, что главным препятствием к изготовлению фальшивок служили водяные знаки. Подделыватели искали различные способы их воспроизведения. Одни из них, читаем в архивах, «чесноковым соком наводили прозрачность слов обыкновенно долженствующих быть по краям ассигнаций», другие делали пропись по краям прозрачной «посредством сала» или «намазывали сливочным, семенным или деревянным маслом». Догадавшись, что изображение водяного знака образуется в результате меньшей толщины бумаги на рисунке при ее отливе, злоумышленники пытались добиться такого же эффекта, «соскабливая слова и литеры кругом ассигнации и гербов по углам». При этом, гласят архивные источники, нередко в результате такой операции оказывалось, что «во многих местах бумага насквозь проскоблена».

Но были и настоящие «изобретатели», пытавшиеся решить проблему воспроизведения водяного знака техническим путем. В 1802 г. среди вещей корнета Алексея Сомова, делавшего фальшивые ассигнации, были найдены «свинцовые дощечки с тремя желобками, вокруг оной три рамки к выделыванию внутренней в бумаге прописи, и тут же особо один угольный герб...».

Из всего вышеописанного рождается закономерный вопрос: как и где в России начала XIX в. обнаруживали фальшивки? Чаще всего их выявляли в процессе сбора податей с местного населения, в питейных заведениях и при обмене ассигнаций на медные монеты в уездных казначействах. Обнаружение фальшивой ассигнации могло произойти либо при взимании налога с конкретного лица сборщиком податей, либо при поступлении собранных налогов в уездное казначейство, либо при передаче ассигнаций из казначейства в Ассигнационный банк. При выявлении подделки обязательно проводилось следствие. Оно, как правило, обнаруживало «цепочку» из нескольких крестьян, не имеющих к фальшивкам никакого отношения. Они получали «сомнительные» деньги в качестве платы за проданные товары (скот, партии хлеба и т.п.). Случалось, подделками расплачивались с мужиками в конце их работы на отхожих промыслах.

Важно подчеркнуть, что следствию немало помогали записи сборщиков податей. Они аккуратно регистрировали, от кого и когда приняты ассигнации, их количество и достоинство, год выпуска и номера. И такая предусмотрительность была далеко не лишней, ведь в конце XVIII — начале XIX вв. подделка ассигнаций в России начала приобретать характер стихийного бедствия. «Страсть» эта захватила все классы и слои российского общества: и мещан, и крестьян, и военных. Изготовлением фальшивок «баловались» также и купцы, и дворяне, и фабриканты, и иностранцы. Преобладали среди фальшивых ассигнаций купюры 25-рублевого и 50-рублевого достоинства.

В июне 1800 г. генерал-прокурор Правительствующего Сената докладывал, что все следствия о фальшивых ассигнациях открывают одинаковые способы их подделки. Комиссия установила, что «главнейшую удобность в подделке ассигнаций составляет их внешняя схожесть». Что же касается подписей на ассигнациях, то признавалось, что подписаться «под чужие руки» (т.е. подделать подпись) не составляет труда. Комиссия рекомендовала печатать ассигнации на белой бумаге, но каждое достоинство особым шрифтом, а, главное, крупные ассигнации (25, 50 и 100 руб.) изготавливать одного, а достоинством в 10 и 5 руб. - отличного от них и между собой размеров. В конце 1800 г. (при Павле I) новые образцы ассигнаций утвердили, но при новом монархе Александре I их выпуск отложили. Расплачиваться за неповоротливость государственной машины России пришлось совсем скоро - во время Отечественной войны 1812 года. По некоторым сведениям, еще до начала военного похода на Восток император Наполеон отправил своему варшавскому банкиру фальшивых русских ассигнаций на 20 млн. руб. Продвигаясь по России, французская армия расплачивалась с населением за продукты и провиант именно этими фальшивками.

Те, кому попадали в руки французские фальшивки, отмечали, что сделаны они были искусно и «напечатаны гуще». С первого взгляда даже в Ассигнационном банке не распознали фальшивки. Однако позже спохватились, так как обнаружился целый ряд признаков подделки:

1. подписи на большинстве фальшивок были награвированы, в то время как настоящие ассигнации всегда подписывались вручную; со временем рукописные подписи на настоящих ассигнациях выцвели и приобрели коричневый оттенок, на фальшивых ассигнациях цвет подписей не изменился;

2. обнаружились также искажения в написании букв русского алфавита - на поддельных в словах«государственной» и «ходячею»в букве "Д" левая нижняя ножка оказалась меньшего размера, чем правая, на настоящих –они одинаковые;

бумага поддельных ассигнаций более качественна, на подделках более четко выделяется конгрев - рельефное бескрасочное тиснение (2 овальных медальона). (Илл.3).

В течение 1813— 1817 гг. было выявлено 5,6 млн. руб. фальшивых ассигнаций (0,67% от всех ассигнаций образца 1786 г.), а в ходе обмена в 1819-1821 гг. в банки было представлено французских фальшивок на 6,94 млн. руб. (приблизительно 0,85% от всей массы ассигнаций). И вновь тяжелое положение дел в денежном обращении заставила правительство всерьез задуматься над поиском выхода из кризисной ситуации. Нужно отдать должное министру финансов Д.А. Гурьеву, который еще в декабре 1813 г. представил императору Александру I доклад, в котором изложил острейшую необходимость замены находящихся в обращении ассигнаций новыми. Заслуга Д.А. Гурьева состояла также в том, что он решительно высказался за учреждение в России особого заведения, которое специализировалось бы на проектировании и изготовлении государственных бумажных денег и других ценных бумаг.

Позже, по предложению генерала А.А. Бетанкура, талантливого ученого- механика и инженера, для изготовления новых бумажных денег в Российской империи была создана Экспедиция Заготовления Государственных Бумаг (ЭЗГБ). Она являлась единственным в России комплексным предприятием, где и изготавливали бумагу, и использовали ее в собственном полиграфическом производстве. Новые ассигнации, изготовленные Экспедицией в 1818—1819 гг. (они выпускались до 1843 г.) существенно отличались от старых (образца 1786 г.), отпечатанных в Сенатской типографии, и были значительно сложнее по способу изготовления и защитным элементам. Александр I утвердил разработанные генералом А.А. Бетанкуром и первым управляющим Экспедицией князем А.Н. Хованским образцы ассигнаций номиналами в 5, 10, 25, 50, 100 и 200 руб.

При выпуске ассигнаций образца 1818-1819 гг. были учтены рекомендации специальной комиссии 1800 г. Ассигнации отличались по размеру и цвету. Ассигнация в 25 руб. была исполнена вертикально, остальные номиналы горизонтально. Каждому номиналу соответствовали свои водяные знаки. Они стали более высокого качества, по четырем сторонам купюр просвечивался текст. Например, на 100-рублевой - «Государственная банковская сторублевая ассигнация». Рисунок на ассигнациях усложнили - он был выполнен в стиле ампир, впервые появилось и изображение герба России. Ассигнации имели защитную сетку. Подпись управляющего банком печаталась вместе с номером, а кассир ставил подпись чернилами вручную. (Илл.4)

В начале 60-х гг. XIX в. ЭЗГБ была модернизирована по последнему слову техники того времени. Благодаря контрактам с «American Bank Note Company», первый из которых датируется 25 июля 1859 г., в процесс изготовления российских бумажных денежных знаков были внесены значительные новшества. С самого начала изготовления бумажных денег в России для их печатания использовался типографский способ (печатающие элементы были возвышенными, поэтому его называли еще «высоким» способом). Американские специалисты предложили новый способ, названный ими «Siderography», при котором печатание производилось со стальных пластин («досок», как их тогда называли), на которые изображение наносилось путем гравирования. Углубленный рисунок закатывался краской, а с остальной поверхности краска удалялась. При соприкосновении «доски» с бумагой краска переносилась и закреплялась на бумаге в виде рельефного изображения. Такой способ, который в России впоследствии стал называться «металлография», позволял получать на денежных билетах изящные изображения с мельчайшими деталями.

С 1866 г. выпускались новые кредитные билеты достоинством в 1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 руб., при изготовлении которых впервые применена металлографская печать. На билетах были нанесены новые водяные знаки с полутонами, гильоширные типографские и металлографские розетки. С этого времени металлографская печать с гравюры стала основной для изготовления денег и других наиболее ценных бумаг. Несмотря на нововведения, вскоре в обращении появились фальшивые билеты очень высокого качества изготовления, поэтому тиражирование государственных кредитных билетов достоинством в 50 руб. образца 1866 г. было прекращено. (Илл.5).

Реконструкция Экспедиции, проведенная во второй половине XIX в., поставила ее в один ряд с самыми лучшими аналогичными предприятиями за границей. В стенах Экспедиции был изобретен новый способ печати — многокрасочный однопрогонный, названный по имени ее автора И.И.Орлова «орловской печатью». И. И. Орлов поступил в Экспедицию 1 марта 1886 г. Несколько лет спустя, в 1890 г., идея И.И. Орлова о печатании многокрасочного рисунка с одного клише была одобрена и принята управляющим Экспедицией. В 1891 г. Орлов сконструировал печатную машину, которую изготовили в Петербурге на заводе «Однер». В дальнейшем в конструкцию машины ряд существенных изменений внесли слесарь Экспедиции И. Стружков и мастер-печатник А. Щербаков. В результате, кроме многокрасочного «орловского» рисунка стало возможным за один прогон печатать дополнительно и типографский рисунок еще одной краской.

Впервые орловскую печать применили при изготовлении кредитных билетов 25-рублевого достоинства образца 1892 г. и 10-рублевого — образца 1894 г. С этих пор «орловская печать» стала широко применяться при производстве бумажных денег в России. Например, государственный кредитный билет достоинством в 50 руб. образца 1899 г. был сознательно отпечатан на бумаге без водяного знака, его оборотная сторона выполнена орловской печатью в четыре краски. В то время данный тип печати являлся техническим новшеством, которое фальшивомонетчикам невозможно было воспроизвести ни при каких условиях. Пропись кредитного билета была отпечатана металлографским способом.

Главная особенность и оригинальность «орловской печати» состоит в том, что при воспроизведении многокрасочного оригинала достигается абсолютно точное совпадение (приводка) элементов рисунка, печатаемых разными по цвету красками, что недостижимо при печатании обычным типографским и другими способами печати. Это преимущество орловской печати позволило получать многокрасочные оттиски, красивые в художественном отношении и, главное, не поддающиеся подделке обычными полиграфическими приемами.

В начале ХХ в. российские кредитные билеты считались хорошо защищенными от подделки. Многие специалисты признавали их шедеврами полиграфии, особенно купюры в 50, 100 и 500 руб. (Илл.6). Поэтому фальшивомонетчики чаще всего пытались подделывать купюры в 5 и 10 руб. В октябре 1909 г. Государственный банк секретно уведомил свои подотчетные учреждения о появлении в обращении искусных подделок 5-рублевых билетов образца 1898 г. Главным признаком этих подделок являлось отсутствие водяного знака. Кроме того, текст «Государственный Банк разменивает» и т.д. был отпечатан более тонким шрифтом, чем на настоящем билете.

Настоящие билеты достоинством в 5 руб. образца 1898 г. были выполнены «орловской печатью» на новых ротационных машинах, в три краски с лицевой и оборотной стороны. На лицевой стороне имелась дополнительно типографская печать. Бумага с общим водяным знаком, двухлитерная серия и два шестизначных номера.

Все выявленные на местах фальшивки поступали в Испытательный Отдел ЭЗГБ, где составлялись их подробные описания. Затем Государственный банк под грифом «секретно» рассылал в подотчетные учреждения циркуляры с подробными инструкциями, помогавшими выявлять поддельные кредитные билеты. Исследование секретных циркуляров Государственного банка, рассылавшихся в его Конторы, Отделения и Казначейства, проливает свет на многие интереснейшие события из истории денежного обращения страны. Российское правительство старалось не афишировать выявление поддельных денег, но борьбу с фальшивомонетчиками вело жесткую и бескомпромиссную.

Российское Императорское правительство к делу защиты денежных знаков относилось крайне внимательно. Это касалось как изготовления максимально защищенных от подделки денег, так и реализации комплекса мероприятий по пресечению деятельности фальшивомонетчиков. С конца XIX в. Государственный банк регулярно, примерно один раз в 10 лет, менял дизайн бумажных денежных знаков. В 1909 г. в обращении появились новые купюры образца 1909 г. номиналами в 5, 10 и 25 руб. Государственные кредитные билеты достоинством в 5 и 10 руб. образца 1909 г. отпечатаны на бумаге с общим водяным знаком. Лицевая и оборотная стороны выполнены орловским способом печати. Дополнительно на лицевой стороне типографская печать прописи. Настоящие кредитные билеты достоинством в 25 руб. образца 1909 г. отпечатаны на бумаге с локальным водяным знаком. С лицевой стороны двухкрасочная («ирис») рельефная гильоширная сетка, по ней металлографская пропись с гравюрой. С оборотной стороны четырехкрасочная орловская сетка, а по ней типографская пропись. На всех билетах два шестизначных порядковых номера с двухбуквенной серией. (Илл.7).

Начиная с 1907 г., в связи с усовершенствованиями в способах изготовления ценных бумаг, производился постепенный выпуск в обращение новых кредитных билетов номиналами в 3, 5, 10, 25, 100 и 500 руб.

На всех кредитных билетах образцов 1905-1912 гг. помещался малый государственный герб России образца 1883 г. Билеты выпуска 1905-1909 гг. подписаны управляющим С.И. Тимашевым; выпуска 1910-1914 гг. – А.В. Коншиным; выпуска 1914-1917 гг., а также выпущенные с октября 1917 по начало 1921 г., подписаны управляющим И.П. Шиповым.

Нумерация всех билетов шестизначная порядковая. Серии двухлитерные. Кредитные билеты образцов 1905-1912 гг. печатались на белой бумаге (3, 5, 10, 25 и 500 руб.) и на желтоватой бумаге (100 руб.) с водяными знаками.

На кредитных билетах в 3, 5 и 10 руб. с лицевой и оборотной сторон использовалась типографская печать по многокрасочной орловской сетке. На билете 25 руб. с лицевой стороны была применена металлографская печать по двухкрасочной подложечной сетке (ирис). С оборотной стороны на билете 25 руб. была применена типографская печать по многокрасочной орловской сетке. На билете 100 руб. лицевая сторона печаталась металлографской печатью по типографской подложечной сетке. На билете 500 руб. с лицевой стороны применялась металлографская печать без подложечной сетки. На оборотной стороне билетов 100 и 500 руб. применялась типографская печать по орловской подложечной сетке в пять красок.

Через полтора года после выпуска новых купюр, обнаружились первые подделки. Анализ документов показывает, что все появлявшиеся в обращении подделки были довольно грубыми. Поддельные билеты были выполнены на простой бумаге без водяного знака. Из-за невозможности сымитировать «орловскую печать», тона краски на поддельных билетах были бледнее, переходы от одного цвета к другому заметнее. Листовые и завитковые орнаменты исполнены грубо. Текст на лицевой и оборотной стороне лишен той чистоты и отчетливости, которыми характеризуется печать текста настоящих билетов. Российские и иностранные фальшивомонетчики не смогли изготовить высококачественные подделки, поэтому их изделия достаточно быстро обнаруживались и изымались из обращения.

После революции 1917 г. Россию ждали трагические потрясения, приведшие к нарушению отлаженного денежного обращения. Снизилось качество изготавливаемых денег, были упразднены многие структуры и организации, эффективно пресекавшие деятельность подельщиков банкнот. Для фальшивомонетчиков всех мастей наступили, в буквальном смысле этого слова, «золотые времена», и они сполна воспользовались открывшимися после крушения империи возможностями.

Но об этом мы расскажем в следующих публикациях, в которых постараемся пролить свет на многие, малоизученные до сих пор, периоды из истории денежного обращения и фальшивомонетничества в России.

Статья подготовлена по материалам российских архивов (ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации, РГАЭ – Российский Государственный архив экономики, ГАКО – Государственный архив Курганской области), а также специальной и справочной литературы.

Представленные в качестве иллюстраций денежные знаки взяты из личных коллекций авторов.

Подписи к иллюстрациям.

Илл.1. Проект государственной ассигнации в 100 руб. выпуска 1785 г.; переходный вариант между ассигнациями «старого» и «нового» образца.

Илл.2. Государственная ассигнация в 5 руб. выпуска 1794 года («синенькая»).

Илл.3. Государственные ассигнации в 50 руб. выпуска 1807 г.:

а - подлинная; б - поддельная «наполеоновка».

Илл.4. Государственная ассигнация в 200 руб. выпуска 1836 г., печаталась с 1818 по 1843 гг.

Илл.5. Поддельный государственный кредитный билет в 50 руб. выпуска 1866 г.

Илл.6 Образец государственного кредитного билета в 100 руб. выпуска 1898 г.

Илл.7. Государственные кредитные билеты России:

3 руб., 5 руб.,10 руб., 25 руб.,50 руб., 100руб.

Авторы:
Алямкин Андрей Викторович
Баранов Александр Геннадьевич



Источник: http://numlib.ru
Категория: Фальшивомонетничество | Добавил: ПАВ6509 (25.04.2012) | Автор: ПАВ E W
Просмотров: 1237 | Комментарии: 2 | Теги: фальшивки | Рейтинг: 3.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017